История из жизни «Он не придет»

Веселым и добрым он появляется в Ленины сны. Она называет его ласково — папа и прячет лицо в сильные мужские ладони. Иногда во сне он подбрасывает ее высоко-высоко. Немного боязно. Но Лена весело смеется. Потому что ее папа самый лучший. Иногда во сне он приносит подарки от зайчика.

Утро, как ненасытная птица, забирает Ленины сны.

Лучше бы тех снов не было. Ведь на самом деле — все не так.

Девушка помнит день, когда отец оставлял дом. Снега замели двор. Перемели дороги и их жизни. Мать не могла согреть руки в теплой комнате. То прятала в кармане подаренного уже бывшим мужем свитере, то прижимала к горячей печки.

Отец собирался медленно. Раз заглянул в шкаф, в ящики. Остановил взгляд на кукле Нюси. Подарил Лене на десятый год рождения. Что-то подумал и положил Нюсю в свою сумку.

— Папа .. — выдохнула тихонько дочь.

— Ты уже большая, а там есть маленькая девочка.

Лена ничего не понимала.

— Маринка, ты дома? Не зима, а кара Божья, метет.

Соседка и одновременно матери подруга тетя Галя, как снежная баба, застыла на пороге.

— Ага … Собираешься, Семен? На праздники — в чужой дом. Родной ребенок — уже сирота.

— Куклу отдай, — наконец сказала Марина.

— Ты, враг семьи, даже куклу у дочери забрал? Ну, давай сюда! — Тетя Галя, казалось, готова была вступить с Семеном в рукопашную. Однако мужчина не собирался возвращать «трофей».

Эх, ты … Иди. Иди, иди! — Гневно кричала Галина.

Семен взялся за ручку. Не обернулся. Не взглянул. Не сказал ни слова. Ушел в метель. Навсегда.

Боль и печаль Маринкиной души полился тихими слезами.

— Не плачь, Маринка. Недостоин Семен даже полслезы твоей. Грех идти из семьи в Рождественское время. Но, может, оно и к лучшему.

За праздничными столами гордо пригородное село перемывала Семеновы и Маринкины кости. А Лена надеялась на чудо: папа вернется. Однако на этот раз чудо девочку обошло.

Марина работала в районной поликлинике медсестрой. Однажды столкнулась в коридоре с Семеном, его новой женой и новой дочерью. Он сделал вид, что не заметил Марину. Она растерянно смотрела им вслед. Сердце терзал веселый щебет малого: «Папа …. Папа … ».

Тетя Галя держала руку на пульсе Марининой и Лениной жизни. Время от времени отчитывала подругу, мол, ты что, в монахини решила податься? Петр, сын Ганки Лупийчихи, еще в школе за Маринкой глазами стрелял. Но, как тогда, так и теперь, не наберется смелости подступиться. И Николай, что у пруда живет, не против с Маринкой … хм … встретиться.

Марина переводила в шутки Галины амурные потуги.

— Какой Петр? Лупийчиха всех девок отогнала. А я разведена и еще и с ребенком. Николай? Нет, его жена медсестрой была.

Шестиклассница Ленка в куклы давно не играла. Пожалуй, с того времени, когда отец забрал для другой девочки Нюсю. Однако любила отдел игрушек в магазине. Куклы ей нравились. Но Лена считала себя взрослой. И лишних денег у матери нет.

Однажды Лена с матерью искали подарок для Галиного сына. Ленкин ровесник Ромка не признавал никаких игрушек, кроме машин. Так, Лена знакомилась с разновидностями транспортных средств, а Марина — с их ценами.

— И что мы ищем?

Марина с Ленкой дружно посмотрели на того, кто ими заинтересовался.

— Здравствуйте, Андрей Васильевич. Мы ищем подарок. Это — моя дочь Лена. Лена, Андрей Васильевич — наш новый работник. Врач.

Девочку не интересовал чужой дядя. Зато, какую хорошую машинку она нашла для Ромки!

— Лена, это немного дорого.

Девочка собиралась положить игрушку на место, но дядя врач остановил ее:

— Нет-нет, мы ее купим. А что хотела бы ты, Лена?

— Андрей Васильевич, Лена уже взрослая. Она …

— Она ребенок, Марина Ивановна.

Лена же вышла из магазина с новой куклой. Красивой, с белыми длинными волосами, в изысканных миниатюрных туфельках, голубой шляпке и такого же цвета платьице. Однако игрушечная красавица осталась без имени. Лена то ли не хотела, то ли не могла что-то придумать.

В поликлинике заметили: новый врач не равнодушен к Марине. Она этого не хотела замечать. Новые личные отношения казались ей непосильным испытанием.

Андрей Васильевич потерял семью в аварии. За одну минуту не стало жены, сына, родного брата. После этого перебрался из шумного мегаполиса в тихий районный городок. Здесь когда-то жили его покойные дедушка и бабушка. Мальчишкой приезжал на каникулы. Знал некоторых людей. Здесь и решил утолять боль потери.

Марина Ивановна. Маринка … Так ее называют коллеги. От нее всегда веет уютом и грустью. Удивительно, но грусть подходит этой женщине. Андрей Васильевич чувствовал она сделала между своим миром и миром мужчин великую китайскую стену. Спряталась за ней. И дочь … взрослая девочка. Похожа на мать.

Мысли о Марине не успокаивали Андрея Васильевича. Наоборот … И разбивались вдребезги мнимые высокие стены, по которым прятался от себя. Большой мир не мог вместить его печали. И понимал одновременно: эта женщина может стать его спасением.

Марина прихорашивалась перед зеркалом.

— Мама, ты на работу? Сейчас выходной, кажется. Или мы куда-то идем?

— К нам придут гости. Андрей Васильевич. Помнишь его? И тетя Галя. Может, Ромка.

— Мама, ты любишь его?

— Кого?

— Андрея Васильевича.

— Лена!

— Мама, я не буду звать его папой. Ладно? А все остальное — ваши взрослые дела.

Лена прихорашивается перед зеркалом. Олег должен прийти просить ее руку и сердце. А метель не утихает. Волнуется мать. Волнуется Елена. В ее сон снова приходил папа Семен. И ей было так хорошо. Может, он действительно хотя бы на минутку забежит. Она не переставала верить, что сны иногда сбываются.

— Лена, твой жених не потеряется в снегах? — Переспрашивает тетя Галина.

— Не беспокойтесь, девушки, — успокаивает Андрей Васильевич. А про себя: «Ну и метет, света Божьего не видно».

В дверь постучали.

— Встречай, Лена, жениха, — сказала тетя Галина и поспешила на кухню «за горячим».

Марина пригласила всех за праздничный стол.

Елена раз подошла к окну.

— Мы ждем еще кого-то? — Спросил Андрей Васильевич.

Девушка посмотрела на него счастливыми и немного грустными глазами.

— Папу … он не придет …

История из жизни «Он не придет»