Тишина от отчаянья. Случай, который западет вам в душу

Детей ни в коем случае нельзя баловать. Особенно своим вниманием. Хоть раз, но каждый из нас сталкивался с мнением, что нельзя младенца брать на руки, иначе он сразу научится вами манипулировать. Но даже прочную и удивительную во всех отношениях связь между матерью и ребенком можно нарушить.

Ведь мы плохо представляем себе, что на самом деле чувствует малыш, который недавно родился, но которого некому взять на руки. Согреть и обнять, наполнить теплом и любовью. Мы так плохо представляем их отчаянье.

Дайна Мейгер поделилась историей, которая не может оставить нас равнодушными. В прошлом году она родила дочь Луэллу. Роды были тяжелыми, схватки длились 18 часов, но в итоге на свет появилась долгожданная дочка. Однажды она услышала историю, которая заставила ее дать обещание самой себе и Луэлле.

Он спросил, почему младенцы в кроватках молчат…

В первый раз, когда мы решились оставить дочь дома, мы отправились в церковь. Там один из миссионеров рассказал случай, который запал мне глубоко в душу. Этот миссионер побывал в одном из детских приютов в Уганде. На самом деле он бывал во многих из них, но именно этот отличался от остальных.

Мужчина вошел в детскую комнату, где было более 100 кроваток, в которых лежали младенцы. Он в изумлении прислушался и не поверил своим ушам — стояла оглушающая тишина. Звук, который никогда не присутствует там, где есть маленькие дети. Но здесь, в комнате с более чем 100 малышами, стояла именно она, пугающая тишина. Он повернулся к нянечке и спросил, почему так тихо. Ответ, который прозвучал, заставил меня вздрогнуть. Я никогда, НИКОГДА в жизни не забуду его.

Медсестра посмотрела на миссионера и сказала: “После того, как они попадают к нам сюда и плачут бессчетное количество часов, проходит неделя, когда они успокаиваются, понимая, что никто к ним не придет… …Они перестают плакать, когда понимают, что никто не придет к ним. Ни через 10 минут, ни через 4 часа, возможно, никогда…”

Мое сердце как будто разбилось на части, и я никак не могла собрать его по кусочкам. Во мне загорелось желание дать обещание. Обещание самой себе. Мы пришли домой. В ту ночь, пока Луэлла спала, прижавшись своим маленьким тельцем ко мне, я дала ей обещание. Что я всегда буду приходить к ней. Всегда.

В 2 часа ночи, когда услышу плач по радионяне, я приду. Когда ей впервые будет больно, когда ее сердце будет разбито в первый раз, мы придем к ней.

Мы будем рядом, поддержим, позволим ей самой принимать решения, но будем рядом. Она увидит, как мы плачем и расстраиваемся, ведь плакать и чувствовать — это нормально. Она будет знать, что мы — ее безопасное пристанище. Мы всегда будем рядом.

Тишина от отчаянья. Случай, который западет вам в душу