Три года назад моя подруга в четвертый раз вышла замуж

Три года назад моя подруга в четвертый раз вышла замуж. В сорок один год. С тремя детьми от предыдущих браков.

С сорок восьмым размером одежды. Думаете, это все? Нет.

Ее новый муж – успешный русский бизнесмен. Он живет в Италии, в Тоскане на вилле девятнадцатого века. Думаете, это все? Нет. У нее прекрасные отношения со всеми предыдущими мужьями. Первый муж – дипломат. Второй — врач. Третий – политик. А сама Ленка – художник. Думаете, это все? Нет.

Ее старший сын учится на четвертом курсе МГИМО. Средняя дочь– на первом курсе театрального училища. А младшая дочь от третьего брака живет теперь с ней в Италии.

Думаете, это все? Нет. Через два года пребывания в Италии Ленка выпустила свою линию дизайнерской обуви, которая сразу стала пользоваться бешеной популярностью.

Если вы в обуви от Ленки, можете быть голой – все равно никто этого не заметит. Потому что все будут смотреть только на вашу обувь — красивую и необычную. Например, босоножки с мехом.

Думаете, жуть? Нет. Это стильно – поверьте. Думаете, это все? Нет. За год она похудела до сорок четвертого размера и помолодела на десять лет. Без диет (она их терпеть не может) и операций. От любви и велосипеда, езду на котором освоила в сорок лет.

Думаете, это все? Нет. Сегодня я зашла в ее инстаграм и увидела фотографию. Утро. Солнце. В кафе за столиком сидит за ритуальной чашечкой кофе роскошная шатенка, сияющая здоровьем, счастьем и белозубой улыбкой.

На коленях у нее палевая Пуся, в ногах — белая Муся. А, может, и наоборот: на руках – Муся, в ногах – Пуся. Я ее шпицев всегда путаю. На стройных вытянутых ногах – феерично радужные слипоны собственного дизайнерского гения.

А у нас на дворе, между прочим, серость, слякоть и мрак. Весна до нас никак не доберется. Зацепилась каблучком и застряла у них в Италии.

Тут я не выдержала и позвонила. Знаешь, что, Ленка? — Без всякого приветствия сказала я ей.

— Нельзя дразнить подруг такими неприлично красивыми фотками! Это я не от зависти. Иногда мы с ней так общаемся — нарочито грубовато. Ленка рассмеялась, а я представила себе свою женственную подругу.

Улыбка у нее от самой души идет, и она такая, что с ума сойти можно – смотришь на нее и любуешься, оторваться невозможно.

И сама Ленка – теплая и радостная, мягкая, как утреннее солнышко. Только она, как и солнышко, разная бывает. Иногда от нее и солнечный удар хватить можно. Мы поболтали минут десять. Выяснилось, что у нее все очень хорошо. А у меня все нормально. В общем, все как обычно.

Не забудь, размер моей обуви – тридцать семь, — намекнула я ей напоследок. — И высокую шпильку я уже давно не ношу, — напомнила вдогонку. Вот так с Ленкой всегда: поговоришь – и как будто старый, хороший голливудский фильм про красивую жизнь со счастливым концом посмотрела. И на душе теплее и легче становится. И крылышки расправить хочется. И жизнь изменить. И полететь туда, куда давно хочешь, но никак не соберешься.

Приляжешь так на диванчик, выстроишь планы, представишь себе, как заново заживешь и, довольная, пойдешь, попьешь чайку, а там глядишь, через часок тебя и отпустит.

«Диванные мечты» — называет это деятельная Ленка. А я — диванная девушка. А у диванной девушки – диванные мечты и жизнь по накатанной дорожке. У Ленки все по-другому. Трижды пугала она меня своими разводами и столько же раз – объявлениями о новом замужестве.

Каждый раз я изумлялась и нудила: У тебя все так хорошо! Семья — это же защищенность твоих детей, стабильность.

Думаешь, это все? Нет! Понятно, что в браке всегда что-то не устраивает, надоедает, но нужно же уметь приспосабливаться, идти на компромисс, — слабо убеждала я подругу. И всю жизнь жить с тем, что не устраивает и неинтересно? Ты просто эгоистка! Неинтересно ей… Не устраивает ее… Разлюбила она… Ленка снисходительно смотрела на меня и в глазах ее читалась жалость ко мне, убогой. А я каждый раз убеждалась в ее правоте.

Везунчик она. Как-то все у нее всегда складывается в жизни и со всеми хорошие отношения получаются. Даже бывшие мужья чуть ли не дружат между собой. В комнату зашел муж. Мой первый и единственный, обыкновенный, нормальный муж, с которым я живу двадцать один год и с которым вырастила двоих детей.

А что у нас сегодня на ужин? – спросил он, лениво зевая. Открой холодильник и посмотри! – неожиданно разозлилась я.

Он выразительно приподнял бровь и молча закрыл дверь. Прожив столько лет вместе, я даже по его спине прочла то, что он подумал:

«Ладно, пожру сам. Снова ПМС». Скучно все это. Мы две прочитанные, потрепанные книги. Не бестселлеры.

Лучше посмотрю еще раз фотографии Ленки. Я листала их и, мысленно обращаясь к подруге, грустно спрашивала себя и ее, имея ввиду свою жизнь:

«Думаешь, это все?» В ответ подруга лучилась и дразнилась счастьем. На одном из фото она была в каком-то платье и умопомрачительных босоножках на высоких шпильках. Красивые ноги. Красивые босоножки. Сияющая Ленка.

А я что? Я подошла к зеркалу, стянула удобные домашние штаны, приподнялась на цыпочки. Потом распустила волосы и приталила футболку. «Нет! Мне тоже надо носить шпильки. Рано переходить на удобный каблучок».

Я представила, как иду по улице в шикарных босоножках, красивом платье, с небольшой сумочкой. Кстати… Куда это я иду? Ну, допустим, в театр. И вот я, вся такая красивая, семеню мелкими шажочками к Большому театру.

Кстати… А с кем я туда иду? Я быстро перелистала в уме скудную картотеку знакомых. Печальная картина получается: дожила до сорока лет, а в театр сходить не с кем. Придется с мужем. Ну ладно. Мечтаю дальше. Я в театре. Партер. Из оркестровой ямы поднимаются бархатные звуки настраиваемых инструментов. А у меня в крови веселятся пузырьки шампанского из буфета. Роскошные декорации. Потом дорогой ресторан. Потом домой на такси…

От этих фантазий мне захотелось перемерить все платья к еще некупленным босоножкам. Перемерила. И, знаете что? Полегчало. И вообще, что это я так давно не была в театре?! Муж снова зашел в комнату.

Увидев меня при параде, удивился:

Куда это ты на ночь глядя? В театр! – с вызовом ответила я, стоя на цыпочках в воображаемых босоножках. А с кем? – растерянно спросил муж.

С тобой! – снова с вызовом ответила я. Муж на секунду оторопел, замялся, а потом выдал:

Знаешь, Светка, я не знаю, чего ты в последнее время дуришь и бесишься, но я тебе так скажу: мы с тобой прожили двадцать один год, и я с тобой хоть в театр, хоть на край света пойду. Потому что я люблю тебя, дуру мою глупую!

Думаете, это все? Нет.

Потом он сказал: А сейчас пойдем ужинать. Я картошку отварил и скумбрию порезал, потому что жрать твою куриную грудку на пару с брокколи я не буду.

Думаете, это все? Нет. Потому что потом мы пили вино и болтали, перебивая и упиваясь друг другом, до самого утра. Как в молодости.

Думаете, это все? Да! Потому что то, что было дальше, я, при всем моем уважении к вам, рассказывать не буду.

P.S. Но босоножки на высоких шпильках я все-таки купила.

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Три года назад моя подруга в четвертый раз вышла замуж