У моей жены с карьерой, что называется, «поперло».

У моей жены с карьерой, что называется, «поперло». Она свою работу очень любит. А я жену люблю. Да и у меня самого с работой, если честно, в какой-то момент стало не очень.

Поговорили мы с женой и порешили: если таким образом Бог нашу жизнь устраивает, — так тому и быть. Я поддержу, с детьми и на хозяйстве останусь, а жена денег заработает, семья от этого только выиграет. А у меня — «отпуск». А что? Не вечно же мне вкалывать, а ей с детьми сидеть!

Так началась моя домашняя жизнь.

Та-дааам…

Уже в конце первой недели «отпуска» я понял: так я еще никогда не работал. Как же я был неправ, когда раньше, заявляясь поздно вечером домой с гордым видом добытчика мамонта, обижался и недоумевал: почему жена меня как-то не очень радостно встречает и почему у нее на меня, кормильца, сил не остается?! Ведь я — вкалывал, пока она дома на всем готовеньком… Где заинтересованный взгляд, веселый смех, испанская страсть? Можно же хотя бы иногда для любимого мужа и каблучок, и чулочки, и губки подкрасить!

Так вот, теперь я осознал и прочувствовал всю глубину трагического мужского заблуждения о женской судьбе. Для меня стало очевидно: тот, кто первым сказал «сидеть дома с детьми», — дома с детьми никогда не «сидел». Факт. Потому что с детьми дома — не присесть.

…Вечер, часов шесть–семь. Жена на работе. Я с детьми, домой приехал. Со всеми тремя разом, уставший в хлам.

Из садика, через секцию, с остановкой в поликлинике, где разыгрывается эта вечная драма — «я по номерку, я по времени, а мне только спросить или печать поставить». Причем те, которые «только спросить» или за печатью — самые коварные оказываются, дольше всех в кабинете торчат. Я, конечно, могу без очереди, как многодетный, но по взглядам сразу вижу: многодетность — зло. Так что стараюсь «по номерку» или в «живую очередь».

Да, пока старшую из секции ждал — пару пакетов на пару тыщ «ничего не купил».

Так вот, выгружаюсь я из машины, на улице — дождь. Собираю игрушки по салону. Старшая всем недовольна, средний писать хочет, младшая просто ноет по любому поводу. В руках пакеты и ключи от машины, младшую нужно за руку держать, чтобы на дорогу не выбежала, средний теперь на площадку просится, про туалет забыл. Зато теперь мне туда очень нужно.

У подъезда — головоломка и акробатические трюки: ключи от дома достать, от машины убрать, в руках пакеты, которые на асфальт не поставить, потому что грязь. И тут младшая начинает орать в голос, потому что ее любимую Литл Пони все-таки в машине оставили!

Здесь голова совсем лопается. Вместе с мочевым пузырем. И конца-края этому не видно! Сейчас бы самому — «водочки и на ручки», а впереди еще один «рабочий вечер»! Приготовить полезную еду, чтобы потом выкинуть — «я это не буду», помыть попу, помочь с уроками, разрулить сканадалы — кто кого бьет, кто чьи игрушки берет, кто кого обзывает и кто первый начал, приглядеть, чтобы никто красок не наелся, снова помыть попу (откуда что берется, не ест же ничего!), потом посуда, потом — «папа, я есть хочу», постирать-разложить-развесить, уложить спать, с обязательным ритуалом — «папа, я пить хочу», потом писать, потом «мне страаашно, не закрывай дверь», навести порядок, собрать всех на завтра, а уже час ночи, в семь вставать и все сначала.

И тут с работы жена приезжает, которую накормить нужно, да поддержать, новости с работы послушать. Да, я еще на массажиста выучился, так что если она приезжает пораньше — массаж. Ей нужно быть в форме, она — актриса.

Дорогие, любимые и уважаемые домохозяюшки! Как я вас теперь понимаю! Понимаю, что дом — это настоящий труд, и лично для меня — легче работать. Однако так же я понимаю, что встречать вечером работника горячей ванной, ужином и массажем — реально! Правда, не каждый день, факт.

А что до того — нормально это или нет, когда жена работает, а муж дома — я не знаю. Для моей семьи на определенном этапе жизни такое распределение ролей было полезно. Я получил бесценный опыт, дети получили папу, да так и в таком количестве, как раньше и представить себе было нельзя. Жена получила отдых от домашних забот, любимое дело и еще раз убедилась, как сильно я ее люблю, отчего наши отношения стали крепче.

Я не верю, что есть какие-то универсальные правила построения семьи, работающие всегда и для всех. Я верю в то, что есть Бог. И что для каждого человека и каждой семьи на разных этапах жизни у Него есть свой, индивидуальный план, и этот план — самый лучший. Я доверяю этому плану.

Как доверять плану Бога? Для меня это очень просто. Это значит, в каждый момент своей жизни я учусь поступать по любви, несмотря на трудности, невзирая на обстоятельства и оставляя себе право на ошибку.

Никита Плащевский

Если Вам понравилось, поделитесь с друзьями!

У моей жены с карьерой, что называется, «поперло».